Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница

писал Б. М. Теплов еще в 1947 году в работе «Психологические основы художественного восприятия».

Л. А. Баренбойм продолжает:

«Следовательно — репертуар должен быть соразмерен с возрастом ученика...

При подборе репертуара педагоги «обязаны вглядываться в лицо» ребенка, вслушиваться в его реакцию, вопросы, замечания...

Неужели авторам школы (речь идет о составителях репертуара для традиционных школ игры на фортепиано. — Т. /О.-Г.) не найти тех интонаций уважительной доверительности и одновременно увлеченности, без которых нет истинного обучения искусству?

Педагогу необходимо найти на первом этапе работы тонкие и эмоционально впечатляющие ассоциативные связи с миром образов, знакомых ребенку...»

Далее Л. А. Баренбойм пишет:

«Я призываю к сочинению коротеньких Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница фортепианных «пьес-действий» с текстом...»

Вероятно, нет ни одного педагога, не читавшего эту книгу. Но однако, до сих пор я не нашла удовлетворяющей меня «школы» и хрестоматий, построенных с учетом всех вышеперечисленных требований и возраста учеников (о трехлетних — не говорю, для них сборников нет и заведомо не могло быть). Музыкального материала масса. Но такого, который бы учитывал все «общеизвестные» требования, нет. Нет ни одного сборника, в котором бы применялся «дидактический прием расчленения задачи и поэтапного овладения отдельными элементами целого».

ПОИСК РЕПЕРТУАРА

Как и любой ответственный педагог, я провожу массу времени в поисках необходимого репертуарного материала. Всегда очень жаль родителей моих учеников Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница — на каждый урок им приходится нести десяток сборников: из одного можно использовать пьесу, из другого — два упражнения, в третьем есть подходящая картинка, в четвертом — стихи...

В моем классе училась девочка, которая к трем годам завершила подготовительный период и была готова к игре. Возникли те ножницы, о которых я говорила в главе «Малыш за роялем»: ребенок хочет играть, но его музыкальное развитие и физические возможности не соответствуют друг другу. Естественно встал вопрос о выборе репертуара. Как быть? Я взяла обычный альбом для рисования и стала создавать сборник: вырезала картинки (или просила родителей — они замечательно рисовали), подбирала стихи, сочиняла мелодии. Опыт Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница оказался настолько удачным, что впоследствии сделала еще несколько — для других малышей.



Все размышления о репертуаре, которые я встречала в литературе, относятся по меньшей мере к шести-семи летним. Насколько же усложняется моя задача, как и задача любого другого педагога, если ученику не больше трех-четырех лет! Выше я писала, что доигровой период обычно продолжается полтора-два года. То есть за рояль малыш садится почти пятилетним. А представьте, что талантливый ребенок начал заниматься в три года и уже через три-четыре месяца готов к игре, а в пять способен исполнять достаточно сложные произведения! Такие случаи были в моей Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница практике. Это невероятно сложная ситуация, и работа по выбору репертуара становится иногда просто пыткой...

Вспоминается, как я искала пьесу для одной из моих учениц. Так хотелось подобрать что-то глубоко эмоциональное, чтобы эта талантливая, умная девочка «потеплела», чтобы музыка затронула тонкие струнки ее души ... Что выбрать? Этими раздумьями я была заполнена настолько, что они не оставляли меня ни на минуту. Почему так трудно было найти нужное произведение? Потому что невозможно маленькой девочке предложить пьесу, в которой бушуют страсти — любовь, ненависть, ревность ... А что можно? Можно показать бесконечное синее небо, теплый и нежный ветер, простор полей, красоту цветов.

Решение пришло неожиданно. Я Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница вдруг «увидела» эту пьесу — «Маки в поле» В. Купревича из его альбома «Путевые эскизы». Поле маков, ласковое тепло солнечных лучей, красота природы ... Я обрадовалась «находке», однако тут же засомневалась: не слишком ли трудна пьеса для пятилетней ученицы? Бросилась к роялю, к нотам, чтобы проверить, соответствует ли пьеса ее пианистическим возможностям... Это всего лишь иллюстрация того, как тщательно и трудно отбирается музыкальный материал, соответствующий особенностям восприятия конкретного возраста.

В главе о репертуаре нельзя не сказать несколько слов о детской психологии. На плечи педагога ложится огромная ответственность — воспитание музыкой, а это возможно лишь при глубоком психологическом анализе личности ученика, при Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница понимании его неповторимой индивидуальности.

При выборе репертуара необходимо учитывать не только пианистические и музыкальные задачи, но и черты характера ребенка: его интеллект, артистизм, темперамент, душевные качества, наклонности, в которых как в зеркале отражаются душевная организация, сокровенные желания. Если вялому и медлительному ребенку предложить эмоциональную и подвижную пьесу, вряд ли можно ожидать успеха. Но проигрывать с ним такие вещи в классе стоит, на концерт же лучше выносить более спокойные. И наоборот: подвижному и возбудимому надо рекомендовать более сдержанные, философские произведения.

Всегда поддерживаю стремление детей играть то или иное произведение, даже не соответствующее уровню их музыкального развития и техническим возможностям Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница. Если ученик хочет сыграть какое-то произведение, значит — оно отвечает его психологическому и эмоциональному состоянию. Пусть играет, если это созвучно его душевным струнам! Предоставьте ему такую возможность. Не жалейте на это времени — оно окупится. Поверьте, очень скоро, выразив себя и выплеснув эмоции, ребенок поостынет. Но какую пользу он при этом получит! А вы, наблюдая, увидите в нем многое, может быть до того еще не понятое вами. Ясно, что такие пьесы вовсе не надо прорабатывать в классе и тем более готовить их для концерта. Но предоставить свободу выбора нужно.

Высокий репертуарный уровень побуждает к творческим поискам художественных образов. А серый репертуар, не соответствующий Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница уровню интеллекта, снижает стремление заниматься музыкой.

Форма самовыражения, найденная ребенком, позволяет педагогу глубже понять его личность, почувствовать, может быть, скрытые черты характера и, опираясь на лучшие стороны его души, преодолеть развитие отрицательных качеств.

При хорошем контакте с родителями педагог всегда в курсе сложностей и проблем, возникающих у ученика. Чем он может помочь ему? Только одним: через музыку разобраться в самом себе. Перенести конфликт из жизни в музыку. Подобрать такое произведение, в котором «разрешается» напряжение и утверждается светлое начало. И если вовремя и правильно сделаем это, мы поможем справиться с проблемами. Это и есть становление личности и возвышение ума.

ЗАВЫШЕННЫЙ Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница РЕПЕРТУАР

Педагогам свойственно сравнивать игру «своих» учеников с игрой «чужих». Расскажу об одном случае. На детском конкурсе я услышала, как восьмилетний мальчик исполнял пьесу Шумана — абсолютно чисто, свободно. Не будем здесь обсуждать, что он донес до слушателей, а что так и осталось нераскрытым ...

После концерта я пришла в класс с твердым решением дать эту пьесу моему ученику, тоже восьмилетнему. Мне кажется, что он справился, но лишь за счет нашей совместной работы. Мы затратили на одну пьесу несколько месяцев! Оттачивали каждый звук, каждую фразу, потому что для восьмилетнего это произведение было недоступно. Не в смысле нот, не в Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница смысле технических задач — он «не дотягивал» до шумановского уровня образной сложности. Играл он очень хорошо, но, не понимая содержания, передавал лишь внешнюю форму. Так восьмилетний, бегло читающий ребенок читал бы «Войну и мир». Конечно, я совершила ошибку, более того — это можно было понять еще в процессе разбора, почувствовать, что его душа не готова к осмыслению столь сложного комплекса чувств.

В чем ошибка педагога, завышающего репертуар? В том, что он ставит перед детьми второстепенные задачи, при этом упуская самое главное — их музыкальное развитие. В любом случае подготовка сложного произведения к концертному исполнению — это работа не ученика (он еще не имеет основательной Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница школы!), а его педагога. И на концерте я слышу не ребенка, а игру его учителя. Первостепенным должно стать совсем иное. Завышение репертуара позволительно в редчайших случаях сверходаренностн, но тогда это и не завышение. Для подавляющегоже большинства усложнять репертуар порочно, как преступно желание некоторых педагогов «блеснуть своими достижениями» за счет детей.

В психологии есть термин — «фактор времени»: надо терпеливо ждать и ни в коем случае не ломать, не калечить психику ребенка. Завышение репертуара приводит к психологическим травмам. Это относится и к самым талантливым — они в состоянии сыграть очень сложные произведения, поэтому к поиску репертуара для них надо подходить с Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница особой осторожностью.

Меня очень огорчил отказ одного из учеников играть инвенции Баха, но, понимая, как трудны для детского восприятия сочинения великого композитора, как сложен путь к достижению высоких результатов, я временно пошла навстречу — ведь детей больше тянет к пьесам Чайковского, Шумана, Шуберта, Брамса. Но, играя произведения романтиков, он столкнулся с трудностями полифонического изложения. Заметив это, я предложила вернуться к одной из инвенций Баха, не очень надеясь на его согласие. Эскизно играя инвенцию (по голосам, совместно со мной), он вдруг неожиданно попросил: «Еще! Еще разочек сыграем — у меня вдруг так тепло в животике стало ...» Наверное, не в «животике», а в Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница душе у него стало тепло. Это было неожиданностью — музыка Баха вызвала такую сильную эмоциональную реакцию ребенка! Что, собственно, произошло? Просто пришло время.

Дети нуждаются в свежести репертуара, их утомляет однообразие и муштровка. В приведенном случае детальная проработка нотного текста не принесла бы результатов — лучше выйти из этого тупика, то есть забыть о пьесе хотя бы на время. Потом мы обязательно возвращаемся к ней, и пьеса оживает. И если со второго раза пьеса «получится», это может послужить началом серьезного отношения к занятиям музыкой.

БЕДНЫЙ РЕПЕРТУАР

Есть и другая крайность — занижение репертуара. Исследуя причины этого часто встречающегося в педагогической практике явления, я обнаружила некоторую Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница закономерность. Порой наши ученики так искажают музыкальный замысел, играя сложные пьесы, совершают такие ошибки и промахи, что педагогу становится стыдно. Но на самом деле это не стыд, а страх. Что скрывать: после экзаменов происходит не обмен мнениями и совместный творческий поиск коллег, а «обсуждение» работы учителя. Иногда оно становится настоящей экзекуцией — молодому педагогу предъявляются обвинения в отсутствии профессионализма и т. д. Он сдается и начинает больше думать не об ученике, а о себе.

Вот одно из моих воспоминаний многолетней давности. Однажды моя ученица играла на экзамене пьесу П. И. Чайковского «Болезнь куклы». И вдруг неожиданно закончила эту Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница грустную пьесу на крещендо и очень оптимистически. Чуть позже я задала ей вопрос: «Почему ты так завершила пьесу и почему выбрала такой быстрый темп?» Она ответила: «Вы же сказали, что кукла плакала и уснула за шкафом. А я подумала: девочка починит куклу, помоет ее, сошьет новое платье. И старая кукла подружится с новой, потом к ним придут деревянные солдатики и пригласят танцевать. Поэтому и закончила пьесу на крещендо! А быстро играла потому, что слезки не могут так медленно капать».

Ну что тут скажешь? Можно лишь восхищаться таким ребенком. Единственное, что могла бы к этому добавить: мы не играем с маленькими детьми «Похороны Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница куклы». Именно поэтому у нас кукла не умирает, а засыпает под шкафом.

На разборе после концерта на меня обрушились обвинения в непрофессионализме, и «обсуждение» велось в столь неэтичной форме, что я была готова бросить работу и уйти из педагогики. «Болезнь куклы» так много, так по-разному играли, и так часто ритмические искажения приводили к искажению смысла произведения, что молодые педагоги старались не давать ее детям. Когда большие мастера стали целиком включать «Детский альбом» П. И. Чайковского в свой репертуар (Серов, Спиваков, Плетнев,и др.), я услышала разные трактовки пьесы «Болезнь куклы» и лишний раз убедилась, насколько коллеги были несправедливы Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница ко мне. По крайней мере, в выборе темпа мы с пятилетней девочкой оказались правы. А то, что она еще более ускорила его и «придумала» самостоятельно свою концовку, — это было ее личное желание. За что же меня было казнить?

В моей памяти много подобных историй ... И если бы мы не боялись аналогичных ситуаций, то давали бы своим ученикам более разнообразный и интересный материал, добиваясь при этом лучших результатов.

РАЗНООБРАЗИЕ

Когда раздумываю о репертуаре, пригодном для того или иного ученика, передо мной встает задача: найти не одну, а десятки пьес с целью закрепления материала, который проходим в данный момент Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница. Мало дать две-три пьесы, например на игру в диапазоне каждого интервала, надо предложить двадцать пьес или больше. Чем разнообразнее они будут, тем лучше. Почему я так ратую за разнообразие? Да потому что иначе теряется интерес к игре. Представьте себе класс, в котором малыши примерно одного возраста и одних возможностей и все играют одну и ту же пьесу ...

Кто из нас, прошедших через музыкальную школу, не играл детскую песенку «Василек»? Нет таких? Почему? Да потому что она представлена во всех учебных сборниках в разделе «Игра последовательности нот в пределах кварты». Другие же пьесы нужно искать по разным источникам, и на это уходит Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница много времени. Потому так и «популярен» «Василек». Или, например, дети исполняют знаменитую песню на такие слова: «Куры, гуси да индюшки наклевалися петрушки, закусили лебедой, побежали за водой ...» Замечательно, конечно, но как я могла объяснить трехлетней ленинградской девочке, что такое лебеда? Кур и гусей она, может быть, и видела на картинке. Но даже если и объясню — что дальше? Какой здесь «художественный образ»? Какой смысл? Ведь во всех теоретических трудах написано, что даже в простейших пьесах для начинающих главное — художественный образ, доступный и понятный малышам. Вот и объясняй, что такое лебеда ... Беда, да и только.

Если серьезно, то я Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница даю как можно более обширный репертуар, чтобы познакомить детей с разнообразием нотной литературы. Но для этого нужны переложения, соответствующие детским пианистическим возможностям. Нередко ученик, проучившись немало лет в музыкальной школе, знаком лишь с произведениями, которые отрабатывал в классе. Что касается симфонической, вокальной, камерной музыки, то чаще всего остается лишь сожалеть об отсутствии у детей всестороннего музыкального развития, о бедности музыкальных впечатлений.

Чтобы познакомить детей с музыкальными шедеврами (и не только на слух), рекомендую любимый мною прием эскизной игры в четыре руки. Материалом для такой игры служат облегченные переложения классических произведений. На раннем этапе использую, например, пьесу «Прыг-скок Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница» на мотив из Венгерской рапсодии Ф. Листа (См.: А. Д. Артоболевская. Первая встреча с музыкой. М., 1986), разнообразные переложения Л. С. Ляховицкой и др. К сожалению, подобных переложений весьма мало и они редко бывают удачными.

Можно посоветовать такие издания, как австрийские выпуски «Игра на фортепиано» («Easy piano classics»), которые дают возможность познакомиться с многочисленными произведениями Бетховена, Брамса, Шуберта, Чайковского, Грига, Дворжака, Дебюсси, а также с регтаймами, блюзами и шедеврами эстрадной и джазовой музыки. Или сборники «42 классических произведения в легком переложении для фортепиано» Аллана Смолла («42 Famous Classics arranged for easy piano») и «Легкие классические пьесы для фортепиано» («Easy piano classics») под Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница редакцией Джеймса Бастьена, изданные в Калифорнии. Эти пьесы — не переложение для игры в четыре руки, но в начале обучения играем их совместно: я веду тему, а ребенок — сопровождение двумя руками. И лишь со временем дети возвращаются к уже знакомым, близким, полюбившимся им классическим темам, играя самостоятельно.

Сколько пьес обычно выучивают в музыкальных школах, при том, что ученик прорабатывает все скрупулезно? В лучшем случае, 8-16 пьес в год. И это все. Он полностью зависит от педагога, а педагог — от плана, то есть строго установленных сроков концертов, экзаменов и прочего.

Однажды ко мне в класс привели новенькую — талантливую семилетнюю девочку, которая три года Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница училась в музыкальной школе. Шел групповой урок, на котором мы играли переложения классических произведений. Один ребенок играл в ансамбле со мной, а остальные отгадывали, что именно мы исполняем. И так — по очереди со всеми детьми. Это был наш традиционный урок «музыкальной литературы», хотя я никогда его так не называла. Дети узнавали произведения Грига, Шопена, Баха, Моцарта ... Новая ученица сидела растерянная, расстроенная и неожиданно заплакала. Она упорно и интенсивно занималась три года, прекрасно играла несколько сложнейших для ее возраста произведений, однако этим и ограничивались ее музыкальные впечатления ...

Мне могут возразить: знакомить детей с музыкальной литературой не входит в задачи педагога по Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница специальности. Но речь-то идет о самых маленьких, и я убеждена, что первый педагог не должен ждать, когда его ученик начнет ходить на уроки «музыкальной литературы». Вводить детей в мир Музыки — вот наша задача.

ДЕТСКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Несмотря на большое количество публикуемого нотного материала, в пособиях редко учитывается главное — взаимодействие всех элементов начального обучения в аспекте возрастных физиологических возможностей детского игрового аппарата. Обычно первые несколько страниц состоят из несложных коротких мелодий, затем быстрый переход к игре легато, а потом внезапно резкое усложнение материала.

Я ни разу не встречала пособий, где имелся бы продуманный и соответствующий детскому возрасту репертуар. Более Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница того, музыкальные произведения в существующих сборниках не всегда доступны детскому пониманию, не отвечают музыкальным возможностям ребенка и особенностям его восприятия. По сей день нет ни одной «Школы для игры на фортепиано», в которой было бы соблюдено правильное расположение материала, с учетом поэтапной последовательности педагогических задач. Многие педагоги продолжают заниматься по сборнику Николаева, выпущенному несколько десятилетий назад, — без иллюстраций, с бедным поэтическим материалом, мелким нотным текстом и пр. Хотя, в сущности, это скорее хрестоматия, а не Школа.

«Путь к музыке» Л. Баренбойма, Ф. Брянской и Н. Перуновой — безусловно интересная книга, но она для учителей: советы педагогам о том, какими приемами можно пользоваться Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница, чтобы заинтересовать малышей и сделать обучение более живым.

Каким мне видится детский сборник? Пусть с учетом специфики детского восприятия мелодии в нем будут незатейливыми, но поэтические образы в сочетании с яркими иллюстрациями помогут проникнуть в эмоциональное содержание каждого произведения, почувствовать его характер и образность. Есть замечательный пример: в сборниках. А. Артоболевской и С. Ляховицкой приведены разные стихи на одну и туже мелодию («Упражнение» С. Ляховицкой). У Ляховицкой — «Дождь ненужный ...», у Артоболевской — «Где ты, Лека?» Два совершенно разных образа, и любой педагог может выбрать, какой из них ближе ребенку. Еще лучше — предоставить возможность ему самому сравнить оба варианта Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница, может быть он предложит третий (творчество!).

Я заметила: если музыка контрастная, яркая — все малыши без исключения реагируют на нее очень эмоционально. Пример — детская опера «Муха-Цокотуха». Поем песенку Мухи-Цокотухи. Начало такое эмоциональное — чувствую, какое удовольствие мелодия доставляет малышам. До слов: «Я сегодня жду гостинцев. Я сегодня именинница ...» И все... Ученики разом замолкают и что-то бормочут. Почему? Потому что дальше идет речитатив, а речитатив они не воспринимают: ждут мелодию, ждут настроения, ярко выраженного образа. «Выход блошки с пчелкой» не поют вообще, молчат, причем дружно и вместе. И совсем другая реакция на «Песню бабочки» и тему Таракана: быстро запоминают слова Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница и очень выразительно исполняют эти отрывки! А грозного Паука даже полюбили. Больше, чем смелого Комара. Потому что у Паука более выразительная мелодия. Они, кажется, даже не очень сочувствуют Комару. Печально. А какие изумительные сценки разыгрываются, когда играю песни Б. Савельева из мультфильма «Прогулка кота Леопольда», особенно песню «Хвост да хвост»!

При составлении пособий необходимо представить, вообразить, предугадать реакцию детей на ту или иную мелодию. Без доступных и доставляющих удовольствие произведений, к которым нельзя оставаться равнодушным, не представляю себе детских сборников. Малышу очень помогает проникнуть в музыкальное содержание пьесы образ ность поэтической речи и звукоизобразительность. Взаимодействие этих компонентов облегчает работу педагога Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница, стремительно развивает творческий потенциал учеников, делает музыку понятной, живой, выразительной.

Не всякий талантливый композитор, художник и поэт может создавать произведения для детей. Какая чудесная мысль — издать «Детский альбом» П. И. Чайковского со стихами и иллюстрациями! Но вышедшая в издательстве «Скорпион» в 1994 году книга, несмотря на превосходную полиграфию, абсолютно не соответствует своему предназначению. Какой образ представит, скажем, восьмилетний ребенок по таким стихам к «Старинной французской песенке»:

О, Ланселот,

Вернись ко мне.

Иначе я

Сгорю в любовном огне.

В пьесе «Баба-Яга» (9-11 такты) стихи просто не соответствуют мелодии, потому что акцент на сильную долю попадает на последний слог:

Кто там воет, кто Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница там стонет,

Кто метлою тучи гонит?

Что получается? Ударение в тексте падает на последний слог. Этот сборник нельзя использовать в педагогической практике еще и потому, что авторы в своем стремлении сделать книгу красивой не учли главного: такой мелкий нотный текст ребенок просто-напросто не увидит!

Скажу еще об одном важном моменте: стихи, которые мы выбираем для той или иной мелодии, должны не только соответствовать возрасту, но и учить чему-то хорошему:

Уронили Мишку на пол,

Оторвали Мишке лапу.

Все равно его не брошу,

Потому что он хороший!

(Песенка М. Раухвергера на стихи Агнии Барто).

В сущности Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница это стихотворение о любви и преданности. Вот уже и закладываются в ребенке нравственные начала.

Поскольку мы занимаемся сочинением, использую самые разные стихи, перекладывая их на музыку. Например, «Маленькая береза» Г. Витез:

Маленькой березе

Вырасти хотелось,

И береза в озеро

Целый день гляделась.

Для того чтобы сочинить мелодию, соответствующую этим строкам, мы рассуждаем о поэтическом образе. Интересно, а почему береза целый день смотрела в озеро? Потому что в озере видела себя высокой, стройной, красивой. И мечтала, любуясь собой ...

К этим стихам одна из моих учениц сделала удивительный по выразительности рисунок. И тогда подумалось: почему бы не выпустить детский музыкальный сборник с детскими Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница же иллюстрациями?!

Понимание поэзии обогащает эмоциональное восприятие, переживание музыки. Поэзия, живопись и музыка рождают любовь, сострадание, доброту, душевную гармонию. Смысловое и образное насыщение мелодий, которые используются в детских сборниках, облегчает нашу работу, помогает преодолеть инертность и пассивность восприятия, будит фантазию, рождает увлеченность и желание творческих поисков художественных образов.

Все эти размышления написаны в надежде на выпуск музыкальных детских сборников с прекрасными мелодиями, стихами, иллюстрациями, с хорошо читаемыми нотами. Кто же может создать такие сборники? Мечтаю, чтобы это сделал коллектив единомышленников: талантливые композиторы, художники, поэты и представители разных педагогических школ. Это должны быть педагоги-новаторы. Все мы идем разными путями, но цель Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница у нас одна.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вот и закончен мой «открытый урок».

Долго размышляла о том, как же завершить книгу. И растерялась. Потому что она — итог всей моей жизни. Написать заключение — все равно что написать эпитафию самой себе...

Сижу перед чистым листом бумаги, смотрю на стол. Он завален страницами рукописи: первая глава, вторая, третья ... С краю — стопка писем. Это письма моих учеников. Приведу их здесь, не все конечно, лишь малую часть.

Милочка пошла в подготовительный класс общеобразовательной школы, когда ей еще не исполнилось шести лет. Я получила от нее письмо, написанное очень красивыми, разборчивыми буквами, и фотографию, на которой впервые увидела Милочку Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница в школьной форме с большим букварем в руках:

«Здравствуйте, дорогая Татьяна Борисовна! Я получила Ваши подарки, они мне очень понравились. Спасибо! Дедушка сфотографировал меня в новом халатике, но фотографии еще не готовы. Когда они будут, мы сразу Вам пришлем.

Я Вас видела во сне два раза. Мне снилось, что Вы приехали ко мне в гости, а потом собрались уезжать. Я долго плакала, и мама сказала, что Вы на самом деле обязательно когда-нибудь приедете ко мне. Теперь буду Вас ждать.

А еще мне купили щенка-пуделя. Он черный и лохматый. Мы все его очень любим. Его фотографию тоже Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница пришлем. До свидания! Целую». Еще письмо от нее же: «Здравствуйте, дорогая Татьяна Борисовна! Получила Ваше письмо и посылку. Большое Вам спасибо. Мне все очень понравилось.

Я все жду, когда Вы приедете.

Все лето мы были на даче. Мой Рэмка уже подрос, и мы с ним купались в речке. Завтра мы все вместе поедем в лес за грибами.

Я летом занималась музыкой. Больше всего люблю играть «Гавот» Д. Шостаковича. Я стараюсь следить за руками и делать все то, что Вы мне написали, но у меня не все получается, особенно трудно в лиге распределить звук на одно движение руки. Поэтому звук бывает Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница не очень красивый.

Мы с мамой теперь покупаем интересные книги, их продают прямо на улицах. Они очень красивые, но и очень дорогие. Сегодня мы купили «Библейские сказания». Я их обязательно прочитаю. До свидания. Ваша Милочка.

Ее мама:

«... Если бы Вы знали, как нам не хватает Вас. Милочка всю любовь маленького сердца отдала Вам, и похоже, что пока там нет места для другого педагога. Она приходит на урок предельно собранная, деловая: здравствуйте, спасибо, до свидания. Ни одного лишнего слова, ни одной улыбки. Даже на первую пятерку не отреагировала, только приходит работать. Может быть, потом оттает, а у меня тоже Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница как будто внутри подобное чувство.

Позади четыре года такой светлой, такой трудной и такой радостной жизни. Сегодня разбирала все тетради, блокноты, пенальчики, все пролистала, просмотрела, и сердце сжалось. Я хочу, чтобы Вы знали — мы любим Вас и будем любить и помнить всю жизнь...

Мы живем очень напряженной жизнью — танцы, музыка, школа и английский. Милочка везде успевает, все ею довольны, но время расписано буквально по секундам. Играет она много, программа большая, да и самостоятельно разобрала много произведений. Экзамен в декабре сдала на «отлично». Занимается самостоятельно и музыкой, и уроками. 7 марта будет играть на концерте, посвященном С. Прокофьеву, и исполнять Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница «Дождь и радугу». Своими вопросами по сольфеджио ставит всех в тупик. Пытается разобраться в каких-то гармониях, но ответы получает не всегда. Как Вас не хватает!!! Хоть в письмах вопросы задавай...

Школу Мила закончила с одной четверкой, но русскому языку, а в музыкальной школе круглая отличница и всеобщая любимица. По специальности получила «пять» и блестящий отзыв. Отметили и музыкальность, и артистичность, и профессиональную школу. Но она стала играть грубее ... Диктанты пишет на одни пятерки, но поет не совсем чисто. Да, все-таки слух подводит. Теперь я в полной мере понимаю, какую Вы дали ей базу, и все ее успехи — это только Ваша Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница заслуга. Всю свою жизнь я буду безгранично Вам благодарна. Это Ваш ребенок! Ваше творение!

... Она часто Вас вспоминает, а иногда даже всплакнет. Знаете, что Милочка сказала мне после того, как прочла Ваше письмо? Она уже легла спать и вдруг слышу плач, прихожу в комнату, сажусь рядом и пробую успокоить.

А она выдавливает: «А знаешь, мамочка, ведь правильно сказал Маленький принц, что мы всегда в ответе за тех, кого приручили, а я ведь и не подозревала, что Татьяна Борисовна приручила меня так сильно!» После этого мы плакали уже вместе. Я утешала ее, она меня, так и уснули Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница рядышком.

Я, наверно, зря пишу об этом Вам, потому что Вы расстроитесь, но меня потрясла глубина ее переживаний и точность, с которой она сумела это выразить. Целую Вас».

Письмо пятилетнего Ромы написано печатными буквами, весьма неразборчиво, а рисунок необычайно талантливый:

«Дорогая Татьяна Борисовна. Славная! Очень без Вас скучаю. Мы с Сашенькой дарим Вам рисунок. Это ночь! Я занимаюсь музыкой каждый день, стараюсь, только не очень получается. Пятый палец совсем слабый. А колыбельная получается, и этюд № 45 очень люблю. Приезжайте к нам в гости. Я Вас очень люблю».

Письмо мамы:

«... Мы все очень скучаем без Вас, и я приспособилась беседовать с Вами в Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница Ваше отсутствие ...

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


documentazhzhyn.html
documentazhzpiv.html
documentazhzwtd.html
documentaziaedl.html
documentazialnt.html
Документ Татьяна Юдовина-Гальперина 13 страница